Snatch

118 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Мамонова
    Даже смотреть не будуДаня Милохин и Ни...
  • Елена Квасникова
    денег на лечение выделят... интересно а что он для мира сделал? мир от его деятельности мирнее не стал⚡️ Алексея Наваль...
  • Алексей Андреевич
    ну не знаю, не переношуДаня Милохин и Ни...

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

В российском законодательстве нет понятия «жертвы терактов». Сразу после трагедии государство помогает финансово, но через некоторое время о них прекращают заботиться — это не прописано в законе. И дело не только в деньгах (хотя многие пострадавшие действительно в них нуждаются), но и в моральной поддержке. Делимся историями 5 человек, чьи родственники или они сами пострадали в трагедии.

Дочитав этот текст до конца, вы узнаете:

Какие страны поддержали жертв Беслана?

Когда заканчивается помощь от государства жертвам теракта?

Кому до сих пор выплачивают по 20 рублей ежемесячно?

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Взрыв в Волгодонске, 1999

Что произошло? У жилого дома взорвалась бомба в автомобиле. При взрыве повредилось 37 домов, 19 человек погибли, 1000 — пострадали.

Помощь государства: Потерявшим жилье выдавали новые квартиры и около 50 тысяч рублей на мебель. Александр получил 40 тысяч рублей и 16 тысяч за погибшего отца. Сейчас он живет на пенсию и соцпакет (10 тысяч рублей).

Мужчина получил серьезную травму головы во время теракта, ему провели трепанацию черепа. Теперь Александр испытывает сильнейшие боли и постоянно сидит на мощных препаратах, чтобы их утолить. Из-за состояния здоровья он не может работать. Денег не хватает: в доме даже выключен холодильник, чтобы не тратиться на электричество, а читать журналы удается только в магазине.

Александр хотел бы пойти в Сирию, чтобы бороться с террористами:

Их надо мочить, идти на них в атаку. Вся моя жизнь сломана, я весь раздолбан. И не успел жениться… Какой я женщине такой нужен, чем я ее буду кормить? Вот почему, скажите, почему нас всех просто бросили? Кто ответит за мою уничтоженную жизнь?

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Фото: ТАСС

Захват заложников на Дубровке, 2002

Что произошло? Боевики захватили зрителей мюзикла «Норд-Ост» и требовали вывести войска из Чечни. 916 человек было захвачено, 130 — погибли.

Помощь государства: Родственникам погибших выплатили 100 тысяч рублей Некоторые из них получали бесплатную психологическую помощь. Государство дало Виктории оздоровительную поездку в Звенигород.

Сын Виктории, Арсений, играл в спектакле и стал одним из двух детей-актеров, не выживших в теракте. Женщина год не могла справиться с горем, пока не обратилась к психологу. Он помог ей выбраться из депрессии, переключив внимание на младшую дочь. У девочки из-за пережитого развилось биполярное расстройство.

Виктория обвиняет государство в том, что оно не ценит человеческую жизнь:

Я хотела бы требовать, чтобы жизнь каждого человека была бесценной. Говорят, 130 человек — это “неплохая статистика”. Я хотела бы, чтобы люди перестали быть “статистикой”. После терактов и серьезных катастроф родственников погибших со всех сторон “заваливают” деньгами. Не скажу, что это плохо. Но точно знаю: в момент трагедии деньги напрочь не нужны.

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Фото: Такие дела

Захват школы в Беслане, 2004

Что произошло? Террористы захватили школу в Беслане и требовали вывода федеральных войск из Чечни, а также признание независимости республики. 333 человека погибли, 786 — были ранены.

Помощь государства: Компенсация за каждого погибшего составляла 1,1 млн рублей. Тем, кто получил ранения, платили 350-500 тысяч рублей. Всем жертвам теракта выдали по квартире во Владикавказе, но у многих нет денег на ремонт, поэтому жилье приходится продавать. Казахстан отправлял каждому пострадавшему по «Оке», а Беларусь — $1000.

Первые несколько лет бесланцы получали большую помощь от различных организаций и добровольцев. Особое внимание уделялось детям — они получали психологическую помощь и ездили за границу на реабилитацию. О взрослых почти никто не заботился, хотя они нуждались в помощи не меньше. Через несколько лет все затихло, а сейчас медики говорят: «Да задолбали эти пострадавшие, сколько лет еще вы будете пострадавшие!»

Анна, потерявшая в теракте дочь, говорит, что власти на них наплевать:

Когда случается трагедия, сразу по телевизору говорят: пострадавшим выплатят столько-то. Ну ты скажи сначала слова сочувствия, сходи к этим людям! Только министр соцобеспечения Туганова ходила по квартирам и смотрела, кто в чем нуждается, со всеми разговаривала. Было очень приятно. Ее быстро сняли почему-то… Помогать надо не деньгами даже, а сочувствием.

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Фото: РИА Новости

Крушение теплохода «Булгария», 2011

Что произошло? Экипаж корабля не задраил иллюминаторы, в теплоход залилась вода и он затонул. 122 человека погибли.

Помощь государства: Суммарно родственники погибших получили 1,6 млн рублей, похороны были оплачены из бюджетных средств. Компенсации морального вреда они получают до сих пор, ежемесячно им приходит 20-100 рублей.

Наиль потерял в этой трагедии сына, который отправился в круиз со своей невестой. У Наиля начались проблемы со здоровьем: скакало давление, врачи выявили сахарный диабет. Теперь он не может обходиться без лекарств. Беседы с психологами не помогли.

Гораздо больше помощи государства Наиля тронуло то, что таксисты в день трагедии возили бесплатно тех, кто искал близких в моргах:

Я не считаю, сколько денег мне уже выплатили за все эти годы. Государство пытается якобы поддержать потерпевших, но надо не поддерживать, а следить за порядком в стране. Не допускать подобных историй. Сейчас практически ничего не охраняется, коррупция, оптимизация — полный развал.

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Фото: ТАСС

Авиакатастрофа под Бесовцом, 2011

Что произошло? Самолет, совершавший рейс Москва-Петрозаводск, задел деревья и потерпел крушение. 52 человека погибли

Помощь государства: Родственникам погибших выплачивали по 500 тысяч рублей. В день трагедии к пострадавшим приходили из МЧС и предлагали помощь психолога.

В самолете был муж Анны. Когда женщина узнала о гибели супруга, у нее сразу началась истерика. Дочь Марина боялась, как бы мама не умерла от горя. Анна лечилась в больнице 3 месяца, засыпать удавалось только под капельницами.

Анна считает, что компенсационные выплаты слишком маленькие:

Миллион рублей на двоих — это очень скромная сумма, когда речь идет о человеческой жизни. Я всю жизнь проездила за мужем-военным, у меня минимальная пенсия. Но мы планировали будущее, потому что у мужа пенсия была бы очень хорошая. А тут ты остаешься один, рассчитывать можно только на себя.

5 страшных историй о том, как живут люди, пережившие теракт

Фото: Петрозаводск говорит

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх